Публикации

Пай на пай не приходится.

ВС решит вопрос о защите участников кредитных кооперативов.

Комментарий партнера ProLegals Елены Кравцовой для "Коммерсантъ"

Верховный суд РФ (ВС) рассмотрит вопрос о том, считать ли перевод пая из банкротящегося кредитного кооператива в другой, более надежный, сделкой по возврату средств, которая нарушает права кредиторов. В нижестоящих судах ситуация сложилась не в пользу пайщиков, однако ВС может изменить подход. Юристы говорят, что в целом пайщики защищены меньше, чем, например, вкладчики банков, но в данной ситуации у них есть шансы на победу, если деньги физически не выдавались.

В ВС попали две схожие жалобы пайщиков обанкротившегося Кредитного потребительского кооператива (КПК) «Народная касса». Валентина Воробьева и Елена Буторина внесли туда взносы на общую сумму около 4,2 млн руб. Однако в октябре 2019 года, ссылаясь на преобладание кредиторской задолженности (759,12 млн руб.) перед дебиторской (654,9 млн руб.), а также на накопившийся долг по налогам (1,86 млн руб.), КПК обратился в суд, и в сентябре 2020 года его признали несостоятельным.

В рамках банкротства КПК конкурсный управляющий обнаружил расходные кассовые ордера на возврат средств пайщикам в декабре 2019 — январе 2020 года и оспорил эти сделки как нарушающие права других кредиторов.

Арбитражный суд Москвы согласился с доводами управляющего, восстановил долг кооператива перед пайщиками и обязал Валентину Воробьеву и Елену Буторину выплатить в конкурсную массу 1,1 млн руб. и 3,14 млн руб. соответственно. Суд пояснил, что сделки совершены «при наличии у должника признаков неплатежеспособности», на момент их совершения у КПК были другие кредиторы, а пайщикам оказано предпочтение. Апелляция и кассация оставили решение в силе.

Госпожа Воробьева и госпожа Буторина обжаловали эти решения в ВС. Они утверждают, что «фактически не получали» деньги от КПК, их вклады перешли из «Народной кассы» в другой потребительский кооператив («Народный») «без физического переноса денежных средств».

Так, говорится в жалобах, в момент кризиса в КПК пайщикам «было предложено присоединиться к договору перевода долга», по которому их вклады переводились в ПК «Народный». Это подтверждают договор передачи добровольного паевого взноса, акт перевода долга и договор передачи денежных средств для физических лиц-пайщиков ПК по программе «Комфортный», а также распоряжение главы кооператива о признании недействительными приходных и расходных кассовых ордеров. Кроме того, управляющий не доказал наличие денег в кассе должника на момент совершения сделки, подчеркивали заявители. На основании этих доводов дела передали в экономколлегию ВС, рассмотрение назначено на 28 июля.

Юрист юрфирмы «Гуричев, Малинин и партнеры» Полина Визгина поясняет, что банкротство КПК происходит во многом из-за разрыва между портфелями займов и сбережений (вкладов). При этом восстановить баланс за счет кредитных средств кооператив не может — «банки обходят их стороной», поэтому банкротства кредитных кооперативов происходят регулярно, но дела по ним редко доходят до ВС.

 

Партнер ProLegals Елена Кравцова добавляет, что подобные сделки «всегда вызывают вопросы, если совершены в период неплатежеспособности кооператива». Но, по мнению юристов, суды не разобрались, возвращались ли физически средства пайщикам. Госпожа Визгина полагает, что инстанции смутило аннулирование кассовых документов одним лишь распоряжением руководителя кооператива. Также, по ее словам, положение усугубило то, что сделки совершены после принятия заявления о признании КПК банкротом.

Но если обстоятельства, на которые ссылаются пайщики, имели место, то сделка, которую суд признал недействительной, отсутствует, подчеркивает партнер юргруппы «Яковлев и Партнеры» Майя Чудутова. «Необходимо разбираться, не были ли сфальсифицированы документы, чтобы скрыть реальные сделки»,— уточняет юрист. Учитывая, что оформление расходных документов в кассе было частью более сложной сделки — переноса пая в другой кооператив по инициативе руководителя КПК, подчеркивает она, управляющему и судам нужно было исследовать всю цепочку, установить, какой конечный результат преследовали стороны и что получил должник.

В то же время, по словам Полины Визгиной, нужно учитывать, что деятельность кредитного кооператива «непрозрачна по сравнению с банками», а ситуацию осложняет выдача наличных средств, движение которых можно отследить только по кассовым документам, которые все равно не гарантируют реальность операций. Пайщики КПК, полагает госпожа Визгина, в целом меньше защищены от банкротства организации, чем вкладчики банка, на них система страхования вкладов не распространяется автоматически: организация должна отвечать ряду серьезных требований. В связи с этим, отмечает Елена Кравцова, пайщикам нужно быть внимательными к предлагаемым схемам оформления документов, а в случае споров в суде предоставлять все возможные доказательства.

Без-имени-2.jpg

Дата публикации – 28.06.2022