Публикации

Верховный суд подтвердил преюдицию решения СОЮ в банкротном споре

Комментарий партнера ProLegals Елены Кравцовой

для интернет портала "PROбанкротство"

Верховный суд пояснил, кто главнее: исключивший имущество из конкурсной массы банкрота суд общей юрисдикции или занимающий противоположную позицию арбитражный суд.

Фонд промышленных активов добился уголовного преследования бизнесмена Олега Мкртчана и ареста в рамках гражданского иска на 198 млн рублей его активов, записанных на аффилированных лиц. Суд общей юрисдикции разрешил судебному приставу-исполнителю обратить взыскание на имущество Мкртчана, оформленное на обанкротившийся завод. Однако свои виды на спорное имущество у комитета кредиторов банкрота, который решил выставить его на продажу. Арбитражные суды решили, что исключить спорное имущество из конкурсной массы банкрота нельзя. Теперь свою оценку кейсу дал Верховный суд (дело А32-10081/2019).

Предыстория

В 2021 году комитет кредиторов АО «Краснодарский завод металлоконструкций» (КрЗМ) принял решение выставить на банкротные торги недвижимость предприятия. 

Однако это не понравилось НО «Фонд промышленных активов» (Фонд), которое ранее добилось ареста спорной недвижимости в рамках уголовного дела бенефициара КрЗМ Олега Мкртчана. Фонд потребовал в суде признать решение комитета кредиторов недействительным, а спорное имущество исключить из конкурсной массы. Мкртчан был в 2019 году привлечен к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 159 УК. Также приговором суд удовлетворил гражданский иск, обязав Олега Мкртчана выплатить фонду 198 млн рублей.

Еще входе разбирательств в отношении Мкртчана суд по ходатайству следователя арестовал принадлежащие КрЗМ семь объектов недвижимости. Было установлено, что имущество КрМЗ является собственностью самого Олега Мкртчана и было приобретено заводом не в результате его реальной хозяйственной деятельности, а в результате преступного умысла и преступных действий подсудимого.

Приговором суда был сохранен арест имущества Мкртчана и связанных с ним лиц для удовлетворения гражданских требований Фонда, которому был выдан исполнительный лист.

В 2021 году (постановлением от 14.01.2021) суд снял арест с имущества Мкртчана и связанных с ним лиц, разрешив судебному приставу-исполнителю обратить взыскание на имущество. При этом суд запретил использовать ранее арестованное имущество для иных целей, не связанных с обращением взыскания в рамках исполпроизводства.

Однако суды трех инстанций прекратили рассматривать заявление Фонда о недействительности решения комитета кредиторов КрМЗ, а спорную недвижимость исключать из конкурсной массы банкрота отказались. 

Что решили нижестоящие суды

Суды руководствовались следующими нормами:

статьями 32, 131 закона о банкротстве;

статьями 8.1, 131 Гражданского кодекса;

статьей 1 закона «О государственной регистрации недвижимости»;

правовой позицией Конституционного Суда, изложенной в постановлениях от 31.01.2011 № 1-П и от 12.03.2001 № 4-П.

Право собственности на спорные объекты зарегистрировано за КрМЗ и это право в установленном порядке не оспорено. При этом Фонд не доказал наличие у Олега Мкртчана каких-либо прав на спорное имущество.

Нижестоящие суды подчеркнули, что законными вещными правами на спорное имущество обладают КрМЗ (собственник имущества) и ООО «СБК-Ритейл» (залогодержатель).

А тот факт, что суд общей юрисдикции принял решение об обращении взыскания на имущество КрМЗ, не позволяет Фонду требовать исключения имущества из конкурсной массы, ведь такой порядок нарушает права и законные интересы иных конкурсных кредиторов.

Что думает заявитель

В кассационной жалобе Фонд сослался на то, что арбитражные суды в неустановленном процессуальным законом порядке пересмотрели судебное постановление суда общей юрисдикции, которым была определена судьба спорного имущества.

Что решил Верховный суд

Экономколлегия ВС отменила акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении требований НО «Фонд промышленных активов» об исключении имущества из конкурсной массы АО «Краснодарский завод металлоконструкций» и отправила обособленный спор на новое рассмотрение. 

Правовое обоснование: Согласно пункту 1 статьи 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на день открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу, напомнил Верховный суд.

Преюдиция: в определении от 14.01.2014 No 2-О Конституционный суд отметил, что разрешение споров о том, входит ли конкретное имущество в конкурсную массу должника, о возврате имущества в конкурсную массу относится к компетенции суда, рассматривающего дело о банкротстве, который, однако, при этом связан требованием об обязательной силе вступившего в силу судебного решения, определившего правовой режим того или иного имущества.

По существу: в рассматриваемом случае суд общей юрисдикции в резолютивной части постановления от 14.01.2021 не только снял арест с имущества АО «Краснодарский завод металлоконструкций», но и определил его дальнейшую судьбу. СОЮ указал на то, что на данное имущество может быть обращено взыскание исключительно для удовлетворения требования фонда, изложенного в исполнительном листе.

Вывод судов о том, что упомянутое имущество подлежит реализации в составе конкурсной массы КрМЗ для погашения задолженности перед всеми кредиторами, фактически означает преодоление требования об обязательной силе постановления суда общей юрисдикции вопреки положениям части 1 статьи 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 No 1-ФКЗ «О судебной системе РФ». Данный ФКЗ указывает, что вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории России.

Закрепленное в статье 46 Конституции право на судебную защиту не предполагает возможность выбора заинтересованным лицом по своему усмотрению любых способов и процедур. Обжалование судебных постановлений осуществляется в соответствии с процессуальным законом применительно к конкретным видам судопроизводства и категориям дел. 

В чем ошибка: по мнению ВС, законность и обоснованность судебного постановления от 14.01.2021 могли быть проверены вышестоящими судами общей юрисдикции по жалобам заинтересованных лиц, полагающих, что данное постановление создало необоснованные препятствия для включения имущества в конкурсную массу, а не путем разрешения арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве КрМЗ, возражений о неприменении названного постановления.

Более того, постановление от 14.01.2021 в установленном процессуальным законом порядке ООО «СБК-Ритейл» и КрМЗ обжаловали в Судебную коллегию по уголовным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции. Апелляционным определением от 17.05.2021 доводы подателей жалобы отклонены. До настоящего времени постановление от 14.01.2021 не отменено.

Верховный суд пояснил, что вопреки письменной позиции Генпрокуратуры РФ по настоящему делу, сформировавшейся к судебному заседанию Экономколлегии ВС, игнорирование вступившего в законную силу постановления от 14.01.2021 до его отмены в установленном порядке противоречит вытекающей из этого общеобязательного судебного акта невозможности дальнейшего использования спорных объектов для проведения расчетов с кредиторами КрМЗ и, как следствие, необходимости исключения их из конкурсной массы.

Вывод: занятый судами иной подход породил правовую неопределенность в отношении упомянутого имущества, допустив совершение действий по его реализации в рамках дела о банкротстве КрМЗ вопреки принятому ранее акту суда общей юрисдикции, вступившему в законную силу, подчеркнул ВС.

В итоге Экономколлегия Верховного суда отменила акты нижестоящих судов в части отказа в исключении имущества из конкурсной массы КрМЗ. Дело в этой части направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для проверки перечня имущества, заявленного к исключению из конкурсной массы, и наличия этого имущества в настоящее время. 

Почему это важно

Елена Кравцова, партнер компании ProLegals, оценивает подобную позицию ВС РФ негативно, как и всю судебную практику, в соответствии с которой судебные акты и мероприятия по аресту и обращению взыскания на имущество должника в рамках уголовного судопроизводства имеют приоритет над правилами банкротства.

Таким способом кредиторы пытаются получить предпочтение в удовлетворении своих требований за счет имущества должника. По факту это чаще всего такие же кредиторы (например вкладчики банка, ИФНС в требованиях по налогам и т. д.), которым просто повезло «добежать» быстрее всех через уголовное судопроизводство. Сомнительная причина для предпочтения. Полагаю, что подходы суда должны быть «тоньше», поскольку ситуации могут кардинально отличаться. Возможно отдавать приоритет по исключению из конкурсной массы того имущества, которое было насильственным способом изъято должником у третьих лиц (например похищено, изъято путем обмана и т. д.), тогда это было бы логичным. С другой стороны, дело о банкротстве не должно обесценивать и делать не обязательными к исполнению иные судебные постановления. Но мне кажется, во избежание коллизии, здесь ВС РФ мог бы создать прецедент, в соответствии с которым судебные акты об исключении из конкурсной массы подлежат пересмотру при открытии конкурсного производства. Если, конечно, право собственности должника на

Елена Кравцова

партнер юридической фирмы ProLegals

2022_09_02-6212_0cc0f6e3dd9c47f41996b1fe4c186cb9.jpg

Дата публикации –02.09.2022