Публикации

ВС оценил сделки КДЛ обанкротившегося Русстройбанка

Комментарий партнера ProLegals Елены Кравцовой

для интернет портала "PROбанкротство"

Арбитражный суд Москвы привлек к субсидиарной ответственности лишь двух бенефициаров Русстройбанка, не увидев нарушений в действиях других КДЛ. Однако Верховный суд признал более обоснованной позицию апелляционного суда.

 

АСВ потребовала привлечь к субсидиарной ответственности по долгам Русстройбанка семь контролирующих лиц. Суд первой инстанции признал обоснованным требование АСВ лишь к двум бенефициарам. Апелляция привлекла к субсидиарке еще двух членов правления Русстройбанка. Однако кассационный суд оставил в силе определение суда первой инстанции. Верховный суд рассмотрел кассационную жалобу АСВ, которое потребовало признать виновными в банкротстве банка и привлечь к субсидиарной ответственности всех семерых КДЛ (дело А40-252156/2015). 

Предыстория

АО «Русстройбанк» был признан банкротом. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) - конкурсный управляющий банка-банкрота - потребовала в суде привлечь к субсидиарной ответственности по долгам кредитной организации как контролирующих лиц 7 граждан (одного из акционеров, а также бывших председателей совета директоров и правления, экс-зампредов правления и бывшего члена правления).

Довод АСВ – ответчики совершили ряд сделок, которые привели к банкротству банка:

кредитование технических юридических и физических лиц, заведомо неспособных исполнить принятые на себя обязательства;

увеличение кредиторской задолженности банка путем совершения сделок по авалированию векселей третьих лиц.

Суд первой инстанции привлек к субсидиарной ответственности только двух граждан: Андрей Струкова (председателя правления в 1998 - 2016 годах) и Ольгу Сорокину (акционера банка с долей косвенного владения 18,24% акций, сожительницу Андрея Струкова). 

Апелляционный дополнил список привлеченных к субсидиарке Дмитрием (председатель совета директоров в 2015 году и зампредправления в 1998-2015 годах) и Николаем (председатель совета директоров с 1998 по 2015 годы) Иващуками. 

Суд округа оставил в силе определение суда первой инстанции. Тогда АСВ подало кассационную жалобу в Верховный суд.

Что сказали нижестоящие суды

Суд первой инстанции сослался на положения статей 53, 56, 1064 Гражданского кодекса и статьи 10 Закона о банкротстве. Конкурсный управляющий не представил доказательств того, что ответчики располагали информацией о неплатежеспособности заемщиков, либо что при принятии решений члены коллегиальных органов пренебрегли

отрицательными заключениями профильных экспертных комитетов. Поэтому по эпизоду выдачи кредитов суд не усмотрел оснований для констатации вины ответчиков в банкротстве должника.

При этом суд счел виновной Ольгу Сорокину по эпизоду заключения банком кредитного договора с ООО «Деловой Центр Столицы». Заемщику было япредоставлено 60 млн рублей, которые затем переведены на счет Сорокиной и через непродолжительное время сняты ею со счета. Суд указал, что указанная цепочка сделок свидетельствует о фактическом выводе бенефициаром денег из банка.

Также суд оценили эпизод авалирования векселей третьих лиц. Выдача аваля была произведена на заведомо невыгодных для банка условиях, что привело к уменьшению активов должника без представления какого-либо встречного исполнения. Эти сделки совершили председатель Правления Андрей Струков, а также член Правления Дмитрий Иващук. Но суд отметил, что лишь председатель Правления имел право подписи документов без доверенности, а члены Правления исполняли обязанности председателя во время его временного отсутствия и с учетом согласования со Струковым. Таким образом, суд пришел к выводу, что все сделки по проставлению аваля на векселях были исполнены либо непосредственно Струковым, либо по его поручению.

В рамках этого эпизода суд отметил также, что среди юрлиц, в пользу которых было совершено авалирование векселей, присутствовали общества-акционеры банка. Акционером одного из обществ была Ольга Сорокина, которая в силу близких отношений не могла не знать о противоправных действиях Андрея Струкова.

Вины иных лиц в доведении банка до банкротства суд первой инстанции не усмотрел.

Апелляционный суд признал Николая Иващука виновным в выводе активов банка с помощью заключения кредитного договора с ООО «Голден Лайн» – компании, заведомо неспособной исполнить принятые на себя обязательства. По этому кредитному договору банк перечислил заемщику более 79 млн рублей, после чего заемщик почти все полученные средства перечислил Николаю Иващуку, который снял их со счета. 

Также апелляция отметила, что Дмитрий Иващук с 2011 по 2015 годы авалировал 9 векселей 3 юрлиц на 551 млн рублей. При этом суд счел ошибочным указание суда первой инстанции на то, что Дмитрий Иващук действовал сугубо по указанию Андрея Струкова в период отсутствия последнего, как документально не подтвержденное. Исполняя обязанности председателя Правления и авалируя векселя, Дмитрий Иващук обязан был действовать в интересах банка и понимать последствия своих действий. Поскольку его действия причинили вред кредиторам, то он обязан нести субсидиарную ответственность наравне со Струковым. 

Суд округа отметил, что Николай Иващук получил от заемщика ООО «Голден Лайн» деньги, однако предоставил взамен недвижимость. При этом управляющий не опровергнул равноценность взаимных предоставлений. Также, по мнению окружного суда, апелляция не опровергла установленный судом первой инстанции факт того, что выдача аваля по векселям совершалась Струковым и лишь при его отсутствии исполняющим обязанности председателя правления Дмитрием Иващуком и с учетом согласования со Струковым. 

Суд округа пришел к выводу о недоказанности вины Иващуков в доведении банка до банкротства.

Что думает заявитель

АСВ настаивает на правильности выводов суда апелляционной инстанции по вопросу о привлечении к субсидиарной ответственности Дмитрия Иващука.

При этом АСВ полагает подлежащими удовлетворению требования и к иным ответчикам. В частности, Ольга Семина, являясь главным бухгалтером, подписала 68 договоров на выдачу кредитов. Ирина Пискунова подписала договор на выдачу кредита, в результате чего причинен ущерб на сумму 9 млн рублей. Наталия Ярощук также подписала три кредитных договора, ущерб от которых составил 49 млн рублей.

По мнению АСВ, отсутствие существенной убыточности от сделок, совершенных Пискуновой и Ярощук, а также от сделки, совершенной в интересах Николая Иващука, не может влечь полное освобождение названных лиц от ответственности. Требования к этим лицам подлежали переквалификации судом на требования о возмещении убытков.

Что думает судья Верховного суда

Судья Верховного суда Букина И.А. сочла доводы заявителя заслуживающими внимания и передала жалобу на рассмотрение Экономколлегии Верховного суда. ВС оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности Дмитрия Иващука. Обособленный спор о привлечении к субсидиарной ответственности Николая Иващука отправлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы. В остальной части акты нижестоящих судов оставлены без изменения. 

Не вдаваясь в подробности, Верховный суд согласился с выводами нижестоящих судов об отсутствии оснований для привлечения к ответственности Ирины Пискуновой, Ольги Семиной и Натальи Ярощук. В этой части выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, подчеркнула СКЭС.

А вот отказ в привлечении к субсидиарной ответственности Николая и Дмитрия Иващуков вызвал у ВС вопросы. 

По Дмитрию Иващуку: апелляционный суд установил, что объем предоставленных Дмитрием Иващуком вексельных поручительств от имени Банка составляет 551,2 млн рублей, то есть 52,21 % от общей суммы авалей. Очевидно, считает ВС, что такие сделки являлись значимыми для банка (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно обладали признаком существенной убыточности, так как были направлены на неосновательное увеличение объема требований кредиторов в банкротстве (определение СКЭС Верховного Суда от 10.11.2021 No 305-ЭС19-14439 (3-8)).

Возражая против доводов истца о возможности привлечения к субсидиарной ответственности в связи с участием в совершении невыгодной сделки, ответчик вправе ссылаться на правило о защите делового решения, а именно, что он действовал разумно и добросовестно (пункт 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса). Однако суды первой и апелляционной инстанций установили отсутствие разумной экономической цели в выдаче вексельных поручительств. Иное ответчиками не подтверждено, подчеркнул Верховный суд.

Вывод: по этой причине ВС согласился с выводом суда апелляционной инстанции о том, что Дмитрий Иващук, исполняя обязанности председателя Правления и авалируя векселя, с достоверностью должен был осознавать крайнюю невыгодность для кредиторов совершенных им сделок. Указав, что выдача авалей осуществлена Дмитрием Иващуком в период исполнения обязанностей председателя правления с учетом согласования со Струковым, суд округа фактически не опроверг приведенные судом апелляционной инстанции выводы. При этом сама по себе ссылка на совершение действий во исполнение поручений руководителя в ситуации, когда не может быть сомнений, что такие действия повлекут причинение существенного вреда кредиторам, не является основанием к освобождению от ответственности.

По Николаю Иващуку: при этом ВС не согласился с выводами как суда апелляционной инстанции, так и судов первой инстанции и округа в части разрешения вопроса об ответственности Николая Иващука.

Суд апелляционной инстанции установил, что в результате цепочки операций Николай Иващук фактически вывел более 79 млн рублей из банка путем оформления обязательств на аффилированную организацию (общество «Голден Лайн»). 

Однако, как указало само АСВ в кассационной жалобе, общий размер ущерба от действий контролирующих и действующих совместно с ними лиц составил более 4,3 млрд рублей. Следовательно, размер вреда от вменяемой Николая Иващуку сделки явно не соотносим с масштабами деятельности банка, подчеркнул ВС. Поэтому привлечение его солидарно к субсидиарной ответственности только по указанному эпизоду являлось бы несоразмерным, требование управляющего к этому ответчику подлежало переквалификации на требование о возмещении убытков (статьи 133 и 168 АПК РФ, статьи 53.1 и 1064 Гражданского кодекса).

Суд округа, в свою очередь, отметил, что Николай Иващук получил от общества «Голден Лайн» деньги, однако предоставил взамен недвижимое имущество. При этом управляющий не опроверг равноценность взаимных предоставлений. Возражая против указанного вывода, представитель АСВ в судебном заседании в Верховном Суде указал, что стоимость предоставленного имущества не покрывала в полной мере убыток от выведенных через предоставление кредита средств.

Однако, пояснил Верховный суд, как вопрос о том, какое имущество было предоставлено обществу «Голден Лайн» Николаем Иващуком, так и вопрос о стоимости этого имущества в нарушение положений статей 71, 168, 170, 271 и 289 АПК не исследовался судами. А значит, суды не установили обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения вопроса о факте причинения убытков и их сумме.

Итог: ВС оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности Дмитрия Иващука. Обособленный спор о привлечении к субсидиарной ответственности Николая Иващука отправлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы. В остальной части акты нижестоящих судов оставлены без изменения.

Почему это важно

Партнер ProLegals Елена Кравцова указала, что АСВ в заявлениях о привлечении к субсидиарной ответственности чаще всего указывает множественный состав ответчиков: обычно это члены органов управления банка (правление, совет директоров) или бенефициары. 

Чаще всего это связано с наличием формальных признаков (аффилированность и заинтересованность) и презумпциями, в соответствии с которыми заинтересованным лицам предлагается опровергнуть наличие вины. В судебных процессах, в зависимости от представленных доказательств и процессуальной активности, многим ответчикам по таким искам удается доказать, что они действовали без вины, то есть при принятии решений или совершении сделок опирались на документы, подготовленные иными подразделениями банка, либо не были осведомлены о негативных обстоятельствах. Поэтому в подавляющем большинстве случаев фактически привлекается к ответственности только часть ответчиков – виновные лица.

Елена Кравцова

партнер юридическая фирма ProLegals

Данный судебный акт ВС РФ вполне логичен, также отметила Елена Кравцова. «Установлены факты заинтересованности привлеченных к субсидиарной ответственности лиц в отношении компаний, получивших вексельные поручительства или кредиты банка. Часть решений органов управления о выдаче кредитов было основано на отрицательных заключениях служб банка о платежеспособности заемщиков. То есть ответчики действовали либо в своем личном интересе, и не смогли это опровергнуть, либо действовали противоположно интересам банка, одобряя выдачу кредитов при наличии отрицательных заключений подразделений банка. В случае не опровержения фактов заинтересованности и вины, ответчикам остается лишь доказывать, что сделки не повлекли банкротство. Тогда суд может взыскать только убытки по данным сделкам. Однако это зависит от процессуальной позиции ответчиков, в данном деле они, вероятнее всего, эти доводы не заявляли», –отметила юрист.

2022_09_09-8487_f4e593e16bba7482c09c127478af949b.jpg

Дата публикации –09.09.2022