Публикации

Взыскное управление

Как кредиторы и управляющий поделят ответственность за бездействие

Комментарий партнера компании ProLegals ProLegals Марины Морозовой для издания "Коммерсантъ"

Верховный суд РФ (ВС) решит, можно ли привлечь к ответственности арбитражного управляющего (АУ), который не обратился за взысканием убытков с руководителя компании-должника. В данном конкретном деле АУ основывался на решении собрания кредиторов, которые проголосовали против иска. Но теперь миноритарные кредиторы обвиняют управляющего в невыполнении обязанностей. Эксперты согласны, что АУ должен сам принимать управленческие решения, но предлагают исключить из оценки причиненных убытков долг перед кредиторами, одобрившими бездействие.

В Верховный суд передан спор о том, может ли решение собрания кредиторов, проголосовавшего против подачи иска к руководителю компании-банкрота, освободить АУ от ответственности за бездействие. В ходе дела о несостоятельности АО «Строймонолит» (в июне 2020 года признано банкротом) выяснилось, что компания в лице директора Марины Исаевой продала свои ключевые активы — торговый комплекс и трансформаторную подстанцию в Московской области за 32,1 млн руб. Средства поступили на счет должника в Московском кредитном банке и были перечислены ООО «Амулет-К» «по агентскому договору за ремонт здания».

После появления информации о ликвидации «Амулет-К» конкурсный управляющий «Строймонолита» Алексей Белоусов вынес на собрание кредиторов 30 марта 2021 года вопрос об обращении в суд за взысканием с Марины Исаевой убытков. Но мажоритарный кредитор проголосовал против, а миноритарии не участвовали в заседании. В апреле 2021 года «Амулет-К» исключили из ЕГРЮЛ. В июле завершилось банкротство АО — долги составили 6,96 млн руб., имущества не обнаружено.

Миноритарные кредиторы Виктор Денисков, Андрей Кузнецов и Андрей Баранов обжаловали бездействие управляющего в виде неподачи иска к госпоже Исаевой и потребовали взыскать с него убытки в размере непогашенной задолженности банкрота.

Они заявили, что АУ «ненадлежащим образом исполнил обязанности», в том числе не обратился в правоохранительные органы при выявлении признаков преднамеренного банкротства и не оспорил платеж «Амулет-К».

Суды первых двух инстанций жалобу отклонили, но кассация направила спор на новое рассмотрение. Во взыскании с АУ убытков тоже было отказано — суды пояснили, что управляющий не получил первичную документацию должника, что с учетом решения собрания кредиторов не позволяло предъявить претензии экс-директору. Но миноритарные кредиторы обратились в ВС, подчеркнув, что реальность обязательств «Строймонолита» перед «Амулет-К» также не подтверждена. По их мнению, оценивая действия АУ как добросовестные или недобросовестные, суд должен соотнести их с «поведением, ожидаемым от любого независимого профессионального управляющего, учитывающего права и законные интересы сообщества кредиторов, а не отдельных лиц». Дело передали в экономколлегию, слушание назначено на 14 ноября.

Бюджетные деньги распределят между всеми кредиторами банкрота

«Суды не всегда точно определяют, когда решение собрания кредиторов обязательно для управляющего, то есть способно смягчить или освободить его от ответственности, а когда носит рекомендательный характер»,— говорит старший юрист BGP Litigation Владимир Клименко. Данный случай он относит «скорее к рекомендательным». Партнер ProLegals Марина Морозова согласна, что в этом случае АУ был «не связан решениями кредиторов», а в отсутствие первичных документов мог «истребовать банковские выписки должника и проанализировать сомнительные операции». Младший партнер «Яковлев и партнеры» Денис Крауялис добавляет, что в обзоре от 2018 года ВС высказывался о самостоятельности «управленческих решений» АУ. Вероятно, полагает юрист, ВС «разовьет эту позицию» в деле «Строймонолита».

Гендиректор союза АУ СРО «Северная столица» Валерия Герасименко признает, что обязанность управляющего по подаче иска «никто не отменял», но считает неправильным «возлагать всю ответственность исключительно на АУ».

Кредиторы и сами могут обратиться в суд, добавляет госпожа Герасименко, «но по большей части они этими правами не пользуются и должны принимать риск неблагоприятных последствий». АУ Сергей Домнин отмечает, что из судебных актов до конца не ясно, выводил ли должник деньги и можно ли было это доказать. По его мнению, даже если взыскивать убытки с управляющего за бездействие, нужно исключать из их размера долг перед мажоритарным кредитором, который это бездействие одобрил.

Екатерина Волкова, Анна Занина

Дата публикации –21.10.2022

KSP_017703_00141_1_t249_205915.webp