Публикации

Взыскное управление

Как кредиторы и управляющий поделят ответственность за бездействие

Комментарий партнера ProLegals Елены Кравцовой

для интернет портала "PROбанкротство".

Нижестоящие суды отклонили иск кредитора, сославшись на отсутствие доказательств неразумности и недобросовестности действий бенефициаров должника.

ООО «Комплексные энергетические решения» (КЭР) потребовало в суде взыскать с ООО «Сталькрафт» 4,7 млн рублей. Однако во время судебных разбирательств владелец ООО «Сталькрафт» Андрей Третьяков вначале одобрил увеличение на 20% уставного капитала, приняв в ООО нового участника, а затем вышел из состава учредителей. Также с поста гендиректора уволился Тимофей Третьяков. Братья создали новую компанию ООО «ГК СтальКрафт». КЭР возбудила дело о банкротстве ООО «Сталькрафт», но суд прекратил производство из-за отсутствия у должника денег на финансирование процедуры. Тогда КЭР попыталась привлечь самих третьяковых к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, но суды отклонили этот иск. Тем не менее, 1 декабря жалобу КЭР рассмотрит Экономколлегия Верховного суда (дело А40-264080/2020).

 

Фабула

В марте 2017 года было зарегистрировано ООО «Сталькрафт». С даты основания по 13.09.2019 года единственным участником ООО был Андрей Третьяков с долей в размере 100% уставного капитала номинальной стоимостью 1 млн рублей. Гендиректором компании до 26.09.2019 года был брат учредителя Тимофей Третьяков.

В 2019 году Андрей Третьяков принял решение о вхождении в состав ООО «Сталькрафт» нового участника – ООО «Строймаркет», за счет которого уставный капитал был увеличен до 1,25 млн рублей. Размер доли ООО «Строймаркет» составил 20%. В конце сентября 2019 года в ООО «Сталькрафт» был назначен новый директор. А в начале октября 2019 года Андрей Третьяков вышел из состава участников ООО «Сталькрафт».

Еще через год ООО «Строймаркет» в административном порядке было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо.

При этом в августе 2019 года Третьяковы зарегистрировали юридическое лицо с похожим до степени смешения наименованием ООО «ГК СтальКрафт», в котором функции по управлению обществом распределились аналогичным образом. Тимофей Третьяков стал гендиректором, а Андрей Третьяков – единственным участником общества. Размер уставного капитала также сформирован в размере 1 млн рублей, основной вид деятельности по ОКВЭД полностью совпадает с видом деятельности ООО «Сталькрафт».

Все бы ничего, но у ООО «Сталькрафт» остались долги. В ноябре 2019 года ООО «Комплексные энергетические решения» (КЭР) взыскало в суде с ООО «Сталькрафт» 4,7 млн рублей.

Поскольку денег на счетах ООО «Сталькрафт» не оказалось и принудительное исполнение решения суда оказалось невозможным, в феврале 2020 года КЭР инициировало дело о банкротстве должника. Однако в июле 2020 года производство по данному делу было прекращено в связи с отсутствием у должника имущества, достаточного для возмещения судебных расходов на проведение процедур.

Тогда КЭР потребовало привлечь Тимофея и Андрея Третьяковых к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Сталькрафт» и взыскать с них 4,7 млн рублей. Но суды трех инстанций заявление кредитора отклонили.

После чего КЭР подало кассационную жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 1 декабря 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Нижестоящие суды сослались на:

статьи 10, 15, 53.1 Гражданского кодекса,

пункты 1, 3 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»,

пункт 7 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Суды исходили из недоказанности кредитором неразумности и недобросовестности действий (бездействия) ответчиков, повлекших причинение ущерба кредиторам должника, а также противоправности их действий.

Суды указали, что Тимофей Третьяков не являлся руководителем должника на момент вынесения определения о введении наблюдения, доказательств искажения либо отсутствия документации должника, в результате чего существенно затруднено проведение применяемых в деле о банкротстве процедур, в том числе формирование и реализация конкурсной массы, не представлено.

Что думает заявитель

По мнению КЭР, обстоятельства дела свидетельствуют о недобросовестных действиях ответчиков и являются основанием для привлечения их к субсидиарной ответственности.

КЭР обращает внимание на неверное распределение бремени доказывания между ним как независимым кредитором и ответчиками, и, как следствие, освобождение последних от обязанности опровержения убедительных и подтвержденных соответствующими доказательствами доводов:

вывод активов (денежных средств) должника сразу после подачи кредитором иска о взыскании задолженности на счета ответчиков,

перевод бизнеса на другое лицо,

передача управления должником «массовому» руководителю,

ликвидация участника должника.

Таким образом, действия ответчиков направлены на недопущение исполнения обязательств перед кредитором.

В данном случае должны применяться положения статьи 61.11 закона о банкротстве.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Д.В. Капкаев счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал дело в Экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 1 декабря 2022 года.

 

Почему это важно

Советник Orchards Азат Ахметов отметил: судебные акты нижестоящих судов по данному делу можно использовать как машину времени, поскольку при их прочтении складывается ощущение, что они относятся к начальному периоду формирования судебной практики о привлечении к субсидиарной ответственности.

Партнер ProLegals Елена Кравцова считает, что ВС РФ обоснованно исправил ошибку распределения бремени доказывания, которую допустили нижестоящие суды.

Кредитор в своем заявлении ссылался на факты аффилированности ответчиков и самого должника. Поскольку факт аффилированности не оспорен, обязанность доказывания коммерческого характера сделок и отсутствия вины ответчиков в банкротстве лежит на них, а не на кредиторе. В данном деле ответчики не стали утруждать себя предоставлением доказательств и опровержения обоснованных подозрений кредитора, а заняли позицию, что их вина не доказана. При рассмотрении споров с аффилированными лицами подобная позиция всегда влечет негативные последствия для ответчиков. Процессуальная пассивность ответчиков – самая частая причина проигрыша споров по данной категории дел, что влияет на статистику в целом. Исход дела будет зависеть от того, смогут ли ответчики активно включиться в процесс и предоставить все доказательства и обоснование, исключающие их вину в доведении до банкротства. В данном случае им необходимо представить доказательство того, что перенос бизнеса на новый контур не был связан целью неисполнения обязательств перед кредиторами в старом обществе (должнике), обосновать причины банкротства должника.

Елена Кравцова

партнер юридическая фирма ProLegals

Дата публикации –01.11.2022

2022_09_02-6212_0cc0f6e3dd9c47f41996b1fe4c186cb9.jpg