Публикации

ВС разберется в признаках объективного банкротства при разногласиях должника и кредитора

Комментарий руководителя проектов компании ProLegals ProLegals Ирины Беседовской для портала "Pro Банкротство"

Апелляционный и кассационный суды удовлетворили требование кредитора о привлечении к субсидиарной ответственности экс-гендиректора банкрота.

В рамках банкротства ООО «Ангарит» кредитор потребовал привлечь к субсидиарной ответственности экс-гендиректора должника Ирину Воропаеву. Суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске кредитором срока исковой давности. Однако апелляция признала заявление кредитора обоснованным и взыскала с Воропаевой 570 тыс. рублей. Суд округа поддержал апелляцию, после чего экс-гендиректор подала жалобу в Верховный суд. Она ссылается на отсутствие у должника по состоянию на 01.01.2016 года признаков объективного банкротства. Неоплата долга кредитору была связана с возникшими с кредитором разногласиями по исполнению договора и встречных обязательств сторон по отношению друг к другу. Экономколлегия рассмотрит этот спор 1 декабря (А05-14088/2018).

Фабула

ООО «Ангарит» было признано банкротом. В рамках банкротства кредитор компании – АО «Иркутская электросетевая компания» – потребовал привлечь к субсидиарной ответственности экс-гендиректора Ирину Воропаеву (была руководителем должника с с 25.12.2014 по 25.06.2019 г.).

Кредитор сослался на нарушение Воропаевой обязанности по своевременному обращению с заявлением о банкротстве должника.

Суд первой инстанции отказал. Однако апелляционный суд удовлетворил заявление кредитора и взыскал в конкурсную массу с экс-гендиректора должника в порядке субсидиарной ответственности 570 тыс. рублей. Кассация оставила постановление апелляционного суда в силе.

После чего Ирина Воропаева подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 1 декабря 2022 года. 

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске кредитором срока исковой давности по заявленному требованию, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Суд апелляционной инстанции исходил из наличия оснований для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по заявленному основанию. Суд установил, что директор должна была инициировать процесс банкротства должника не позднее 01.02.2016 года, чего не сделала.

При этом апелляционный суд исходил из того, что по состоянию на 01.01.2016 года у должника имелась просрочка исполнения обязательства по внесению ежеквартальных платежей на основании заключенного с кредитором договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям. Размер субсидиарной ответственности определен судом исходя из размера обязательств, возникших после указанной даты (01.02.2016). Суд также указал, что кредитор не пропустил срок исковой давности.

Суд округа выводы суда апелляционной инстанции поддержал.

Что думает заявитель

Ирина Воропаева в кассационной жалобе, помимо прочего, обратила внимание на отсутствие у должника по состоянию на 01.01.2016 года признаков объективного банкротства. Неоплата долга была связана с возникшими с кредитором разногласиями относительно исполнения упомянутого договора и встречных обязательств сторон по отношению друг к другу. 

Что решил Верховный суд

Судья Д.В. Капкаев счел доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания и передал спор в экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 1 декабря 2022 года.

Почему это важно

По словам руководителя проектной группы практики «Сопровождение процедура банкротства и Антикризисный консалтинг» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Юлии Ющик, дело Ирины Воропаевой показательно потому, что освещает сразу два принципиальных вопроса: как работают сроки исковой давности при привлечении контролирующих должника лиц к ответственности и что такое признаки объективного банкротства? 

Ирина Беседовская полностью согласна с тем, что ошибочно отождествлять неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору. 

Указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует об объективном банкротстве (критическом моменте, когда должник из-за снижения стоимости чистых активов стал не способен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей), в связи с чем не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве.

Ирина Беседовская

руководитель проектов юридическая фирма ProLegals

2022_09_02-6212_0cc0f6e3dd9c47f41996b1fe4c186cb9.jpg

Дата публикации –11.11.2022