top of page

Публикации

ВС рассмотрит спор о сальдировании взаимных предоставлений с участием банкрота.

Комментарий руководителя проектов компании ProLegals ProLegals Ирины Беседовской для портала "Адвокатская газета"

Суды не учли сложившуюся практику ВС о квалификации действий по установлению сальдо не как сделки зачета, а как действий по определению завершающей обязанности сторон при прекращении договорных отношений.

ООО «Русинжиниринг» с 2010 года выполняло подрядные работы для ФСК ЕЭС. Однако завершить работы из-за срыва сроков не удалось – ФСК ЕЭС уведомила подрядчика о расторжении договора в одностороннем порядке. ООО «Русинжиниринг» потребовало в суде взыскать с заказчика 1 млрд рублей. В ответ ФСК ЕЭС заявила встречный иск о взыскании с подрядчика 1,2 млрд рублей. Суд первой инстанции, признав требования ООО «Русинжиниринг» в целом обоснованными, удовлетворил встречные требования ФСК ЕЭС лишь частично, произвел зачет требований, обязав ФСК ЕЭС заплатить 434,5 млн рублей. Апелляционный и окружной суды признали произведенный зачет незаконным, поскольку ООО «Русинжиниринг» было признано банкротом и зачет нарушает права других кредиторов. ФСК ЕЭС подала жалобу в Верховный суд, который теперь рассмотрит этот спор 22 декабря (дело А40-138188/2016).

Фабула

В 2010 году ООО «Русинжиниринг» по договору подряда с ФСК ЕЭС обязалось выполнить работы по комплексному техническому перевооружению и реконструкции ПС 220 кВ «Левобережная».

В 2015 году ФСК ЕЭС уведомила ООО «Русинжиниринг» об отказе от исполнения договора в одностороннем порядке, предложив последнему подготовить и сдать заказчику выполненные работы, которые на дату получения уведомления не сданы.

Ссылаясь на образование на стороне ФСК ЕЭС в связи с отказом от договора задолженности по оплате выполненных подрядчиком до получения уведомления работ в размере 1 млрд рублей, ООО «Русинжиниринг» потребовало в суде взыскать эту сумму.

В ответ ФСК ЕЭС, указав на наличие на стороне подрядчика неосновательного сбережения в виде суммы неотработанного аванса, а также на возникновение оснований для начисления неустойки ввиду нарушения им конечного срока выполнения всех работ по договору, обратилась в суд с встречным иском о взыскании 1,2 млрд рублей. Из них – 717 млн рублей неустойки за нарушение конечного срока выполнения работ и 497 млн рублей неотработанного аванса.

Суд первой инстанции взыскал с ФСК ЕЭС в пользу ООО «Русинжиниринг» 1 млрд рублей основного долга, а с ООО «Русинжиниринг» в пользу ФСК ЕЭС 497 млн рублей неотработанного аванса и 74,3 млн рублей неустойки. Был произведен зачет первоначальных и встречных требований, в результате которого с ФСК ЕЭС в пользу ООО «Русинжиниринг» суд взыскал 434,5 млн рублей.

Суд апелляционной инстанций, который поддержал окружной суд, отменил решение суда первой инстанции в части зачета первоначальных и встречных требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

После чего ФСК ЕЭС подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 22 декабря 2022 года. 

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции руководствовался статьями 12, 309, 310, 330, 702, 706, 708, 709, 715 и 753 Гражданского кодекса.

Учтя доказательства, в том числе заключение судебной строительно-технической экспертизы, а также учтя отказ заказчика от исполнения договора, суд пришел к выводу об обязанности ФСК ЕЭС завершить расчеты с ООО «Русинжиниринг».

Поскольку ООО «Русинжиниринг» выполнило работы на сумму 525,5 млн рублей и поставило оборудование на сумму 480,5 млн рублей (итого на общую сумму 1 млрд рублей), и приняв во внимание их потребительскую ценность для ФСК ЕЭС, суд удовлетворил первоначальный иск в части указанной суммы.

При этом суд первой инстанции установил факт несоблюдения ООО «Русинжиниринг» сроков выполнения работ по договору. Поэтому суд также частично удовлетворил встречный иск ФСК ЕЭС и взыскал с подрядчика неустойку в размере 74,3 млн рублей, отметив правомерность ее начисления лишь к разнице между общей ценой работ по договору и фактически выполненным объемом работ в денежном выражении, а также необходимость снижения в связи с явной несоразмерностью последствиям нарушения ООО «Русинжиниринг» обязательств по договору.

Наличие на стороне ООО «Русинжиниринг» неотработанного аванса в размере 497,3 млн рублей стало основанием для удовлетворения судом встречного искового требования в этой части.

С учетом фактов взаимного нарушения сторонами условий договора суд первой инстанции произвел процессуальный зачет взысканных сумм.

Апелляционный суд руководствовался статьей 411 ГК РФ и частью 1 статьи 63 закона о банкротстве и отменил решение в части проведения зачета. Суд сослался на введение в отношении ООО «Русинжиниринг» процедуры конкурсного производства и нарушение проведением зачета прав его кредиторов ввиду предпочтительного удовлетворения требований одних перед другими.

Апелляционный суд также отклонил довод ФСК ЕЭС о сальдировании взаимных обязательств исходя из того, что настоящее дело рассмотрено в рамках общеискового производства. При его рассмотрении ФСК ЕЭС не доказала совершение ею при отказе от исполнения договора действий, направленных на соразмерное уменьшение стоимости выполненных работ на сумму неотработанного аванса и неустойки. Сам договор не содержит условий, позволяющих уменьшать стоимость выполненных работ в счет погашения обязательств по неотработанному авансу и неустойке. Кроме того, суд указал, что компания во встречном исковом заявлении просила провести именно зачет встречных однородных требований.

Окружной суд оставил постановление суда апелляционной инстанции в силе.

Что думает заявитель

ФСК ЕЭС не согласна с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения первоначального иска и отказа во встречном иске о взыскании значительной части неустойки. Заявитель ссылается на неправомерность вывода судов апелляционной и кассационной инстанций о недопустимости проведения зачета взысканных сумм по результатам частичного удовлетворения первоначальных и встречных исков.

ФСК ЕЭС полагает, что суд первой инстанции, указав в резолютивной части решения на зачет взысканных сумм по результатам рассмотрения первоначального и встречного исков, фактически произвел не зачет в понимании статьи 61.3 закона о банкротстве, а лишь констатировал факт уменьшения причитающихся взыскателю денежных средств, соотнеся размеры встречных предоставлений путем выведения итоговой разницы (сальдо) в пользу одной из сторон.

Суды апелляционной и кассационной инстанций ошибочно не приняли во внимание многочисленную практику Верховного суда РФ, согласно которой действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве.

В случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения – причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования.

Суды допустили существенные нарушения, повлиявшие на исход настоящего дела и фактически лишившие ФСК ЕЭС возможности восстановить свои права в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, ФСК ЕЭС указывает на допущенные судами нарушения в части установления факта сдачи работ подрядчиком заказчику, игнорирование допущенных судебным экспертом нарушений при проведении экспертизы, необоснованное отклонение ходатайства о назначении повторной экспертизы, самостоятельного определения судами объема выполненных ООО «Русинжиниринг» работ и количества поставленного им оборудования в размере большем, чем установлено экспертом.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Г.Г. Кирейкова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 22 декабря 2022 года.

Почему это важно

Адвокат практики «Банкротство» АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев полагает, что позиция суда апелляционной инстанции ошибочна и действительно нарушает права заказчика – ФСК ЕЭС.

Зачет прекращает требование, которое иначе могло бы пополнить конкурсную массу. Но запрет касается исключительно случаев оказания предпочтения. Если очередность и пропорциональность удовлетворения требований соблюдены, то зачет вполне допустим. В последнее время Верховный Суд постепенно пытается смягчить жесткий запрет зачета, развивая теорию сальдирования. При этом, как показывает практика, зачет и сальдирование очень часто путают между собой. Следует отметить, что возможность сальдирования встречных обязательств определяется не видом договора, в котором они возникают. Договор может быть любой, важно то, что в нем возникают тесно связанные между собой встречные обязательства сторон, которые стороны изначально предполагали (не обязательно даже выразив это в договоре напрямую) автоматически засчитывать друг против друга.

Ирина Беседовская

руководитель проектов Юридическая фирма «ProLegals»

По словам Ирины Беседовской, Верховный суд определил то, как и в каком порядке должно происходить сальдирование еще в 2018 году, закрепив дополнительно в 2021 году (определение ВС РФ от 23.06.2021 № 305-ЭС19-17221 (2), дело о банкротстве АО «Инженерная группа «Волга»). «Полагаю, что в комментируемой ситуации Верховный суд РФ продолжит придерживаться ранее сформированной практики», – отметила юрист.

Дата публикации –01.12.2022

2022_09_02-6212_0cc0f6e3dd9c47f41996b1fe4c186cb9.jpg
bottom of page