top of page

Публикации

ВС усомнился в законности прекращения дела о банкротстве должника с выведенными активами.

Комментарий руководителя проектов компании  ProLegals Ирины Беседовской для портала "PROбанкротство"

Позиция Верховного суда заставит суды более внимательно исследовать обстоятельства, связанные с предшествующей хозяйственной деятельностью должника.

В 2021 году суд по заявлению ФНС возбудил производство по делу о банкротстве ООО «Фирма «Анкол-плюс». Однако через несколько месяцев производство по делу о банкротстве было прекращено со ссылкой на отсутствие денег на финансирование процедуры. ФНС попыталась оспорить определение о прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что в период подозрительности ООО «Фирма «Анкол-плюс» безвозмездно передало недвижимость своему мажоритарному участнику. Но суды апелляционной и кассационной инстанций заявление ФНС отклонили. Тем не менее, Верховный суд решил отправить спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А64-379/2021).

Фабула

В начале 2021 года ФНС потребовала в суде признать ООО «Фирма «Анкол-плюс» банкротом. Однако в октябре того же года производство по делу о банкротстве ООО «Фирма «Анкол-плюс» было прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 закона о банкротстве. Апелляционный и окружной суды подтвердили законность определения суда первой инстанции.

После чего ФНС подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Прекращая производство по делу о банкротстве, суды исходили из отсутствия согласия на финансирование процедуры банкротства со стороны ФНС России, отсутствия у фирмы имущества, за счет выручки от реализации которого могут быть погашены расходы по делу о несостоятельности, а также сочли, что уполномоченный орган не обосновал вероятность пополнения конкурсной массы в результате оспаривания подозрительной сделки.

При этом суды, в частности, констатировали, что ООО «Фирма «Анкол-плюс», имевшее неисполненные денежные обязательства, менее чем за год до возбуждения дела о ее банкротстве по договору купли-продажи от 11.12.2020 реализовало недвижимое имущество (участок площадью 895 кв. м и магазин площадью 1,8 тыс. кв. м) своему мажоритарному участнику Д.С. Кулакову.

Отклоняя доводы ФНС о подозрительном характере упомянутой сделки, суды воспроизвели письменные пояснения представителя ООО «Фирма «Анкол-плюс». А именно, что приставы в 2019 и 2020 годах несколько раз выставляли недвижимость на торги, которые были признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявок потенциальных покупателей.

Взыскатели не оставили данное имущество за собой по предложенной судебным приставом-исполнителем цене – на 25% ниже той, по которой участок и магазин предлагались к продаже на торгах. Поэтому недвижимость была возвращена ООО «Фирма «Анкол-плюс», которое продало ее самостоятельно, а полученные деньги направило на расчеты с кредиторами. На какие-либо доказательства, подтверждающие возражения фирмы, суды не сослались.

Что думает заявитель

ФНС России настаивает, что сделка по отчуждению имущества фирмы ее мажоритарному участнику имеет признаки недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 закона о банкротстве: 

она совершена в годичный период подозрительности, по сделке имущество перешло в собственность контролирующего фирму лица, в материалах дела отсутствуют доказательства передачи последним фирме денег, причитающихся по договору (внесения их в кассу или зачисления на расчетный счет).

ФНС находит, что представила доказательства, подтверждающие с достаточной степенью вероятности возможность поступления в конкурсную массу фирмы денег (вследствие оспаривания ее сделки), за счет которых могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а фирма в нарушение положений статьи 65 АПК утверждения ФНС документально не опровергла.

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Правовое обоснование: в соответствии с абзацем восьмым пункта 1 статьи 57 закона о банкротстве одним из оснований для прекращения производства по делу о банкротстве является отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в этом деле, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.

Уполномоченный орган, возражая против прекращения производства по делу о несостоятельности по приведенному основанию и настаивая на наличии источника, за счет которого могут быть покрыты названные расходы, вправе представлять доказательства, обосновывающие вероятность поступления в конкурсную массу имущества, в частности, вследствие оспаривания сделок должника (абзац третий пункта 13 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве»).

Проверяя утверждения ФНС России о реальности указанного источника погашения расходов по делу о банкротстве, суд, не рассматривая по существу спор о признании сделки недействительной и не предрешая его, оценивает, насколько убедительны аргументы уполномоченного органа и приведенные им доказательства по поводу наличия у сделки признаков недействительности. Суд прекращает производство по делу, если эти аргументы, доказательства не являются достаточно вескими либо если будет установлено, что даже в случае удовлетворения заявления об оспаривании сделки фактическое исполнение реституционного требования маловероятно.

По существу: ФНС России аргументировано ссылалась на то, что договор от 11.12.2020 года по продаже имущества фирмы ее мажоритарному участнику имеет признаки недействительности, предусмотренные пунктом 1 статьи 61.2 закона о банкротстве: он совершен в годичный период подозрительности, по сделке имущество перешло в собственность контролирующего фирму лица, денежные средства, причитающиеся фирме по договору, не поступили на ее банковские счета. Уполномоченный орган представил подтверждающие его позицию документы.

Не соглашаясь с суждениями ФНС России о подозрительном характере упомянутой сделки, суды лишь воспроизвели письменные пояснения представителя фирмы, согласно которым полученные от продажи недвижимого имущества средства направлены на проведение расчетов с кредиторами фирмы. 

Однако на какие-либо доказательства, подтверждающие данные возражения фирмы, суды не сослались, в том числе не привели конкретные расчетные операции, по которым выручка по договору купли-продажи недвижимости поступила фирме или ее кредиторам. В отсутствие таких документов доводы уполномоченного органа о возможности признания сделки недействительной следовало оценить как убедительные, документально не опровергнутые фирмой (статьи 65 АПК).

Участвующие в деле лица не указывали на отсутствие экономического смысла в действиях по оспариванию договора купли-продажи (например, о нецелесообразности его оспаривания в связи со сложным финансовым состоянием покупателя, его фактической неспособностью исполнить реституционное требование даже в части, покрывающей расходы на проведение процедур банкротства).

Поэтому выводы судов о необходимости прекращения производства по делу о банкротстве фирмы преждевременны. 

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков отметил, что в рассматриваемом деле суды первой и апелляционной инстанций придали решающее значение наличию имущества на момент решения вопроса о прекращении производства по делу о банкротстве.

Руководитель проектов компании ProLegals Ирина Беседовская отметила, что указанный судебный акт является абсолютно логичным и обоснованным.

Согласно разъяснениям ВАС РФ, данным в пункте 20 постановления Пленума от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», если заявителем по делу выступал уполномоченный орган, на основании пункта 3 статьи 59 закона о банкротстве расходы по делу о банкротстве взыскиваются с него (его соответствующего территориального подразделения) за счет средств, выделенных на реализацию мероприятий, связанных с процедурами банкротства. Исходя из этого, обязанность по погашению вышеуказанных расходов по пункту 3 статьи 59 закона о банкротстве прямо возлагается на уполномоченный орган, в части, не погашенной за счет имущества должника.

Дополнительного согласия уполномоченного органа не требуется. Аналогичная позиция ранее была изложена в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2019 года по делу № А40-218401/2018 и в Определении Верховного суда РФ от 21 октября 2022 г. № 307-ЭС22-18718 по делу № А21-11110/2019 «Об отказе в передаче жалобы в судебную коллегию Верховного суда РФ». Соответственно абсолютно логично, что Верховный суд РФ отменил судебные акты и направил спор на новое рассмотрение.

Ирина Беседовская

руководитель проектов Юридическая фирма «ProLegals»

Дата публикации –12.01.2023

2022_09_02-6212_0cc0f6e3dd9c47f41996b1fe4c186cb9.jpg
bottom of page